Публикации сайта
09 Март
1,5 / 2

Мир - не доброе королевство…

Мир - не доброе королевство…Мне всегда хотелось, чтобы жизнь была похожа на сказку. Такой уж у меня характер и так уж я смотрю на мир. Многое мне не нравилось, но решать проблемы я привыкла не путём отторжения, а с помощи «облагораживания» действительности. Мама мне всегда говорила, что я мечтательница, так говорили и другие мои знакомые, друзья и родственники, советовали поменьше витать в облаках.

Отчего-то всем им всегда казалось, что идеализированное отношение к жизни – это не очень хорошо. А когда появилась Анечка, мама сказала что-то вроде того, что теперь я пойму, что в жизни есть место не только сказкам, но и проблемам. Но отчего-то мне очень не хотелось открывать глаза и понимать, что действительность на самом деле выстроена не только по законам справедливости, но ещё и имеет очень много маленьких и больших нюансов.

Отчего-то мне захотелось, чтобы Аня видела в жизни только хорошее и только на него ориентировалась. Подсознательно я осуждала матерей, которые с раннего детства внушали детям, а особенно – дочерям, что мир сложен и не всегда добр. Лично я всегда считала таких людей странными, и мне не нравилось подобное мрачное отношение к миру. Поэтому и Аню я решила с самого детства учить сказочности.

Аня с удовольствием на это шла. Она с увлечением читала сказки, играла в красивые куклы, ездила со мной на экскурсии по дворянским особнякам и дворцам. Она воспринимала мир таким, каким мне хотелось его ей донести – спокойным, добрым, расположенным к людям, которые сами расположены к нему. Мне казалось неправильным раннее погружение детей в заботы и суету. Я переносила свои собственные идеализированные взгляды на ребёнка, и всегда, всегда говорила ей о том, что в этой жизни ты получаешь ровно столько, сколько отдаёшь.

Аня мне верила. Она считала своим идеалом мифических принцесс, «творила добро», кормя голубей и воробьёв, и всё время спрашивала у меня, словно уточняла – это доброе дело? Мне от этого будет хорошо? Ребёнка можно было понять – она просто копировала меня. Ну а я, взрослая уже вроде женщина, умудрённая опытом жизни, продолжала верить в то, что мир прекрасен и великолепен. Правда, иногда мне казалось, что я всего лишь убеждаю себя в этом. Я смотрела на мир выборочно, отчего-то отказываясь замечать то, что мне не очень нравилось. Я сдерживалась, терпела и всегда говорила себе волшебную фразу о том, что добра в мире столько, сколько ты этой доброты в мир отдаёшь.

Но закончились золотые детские Анечкины времена, и пришла пора поступать в школу. Анечка, привыкшая всё на свете воспринимать с восторгом, отнеслась к школе как к дополнительному приключению. Она готовилась к ней сознательно, старательно, даже рисовала тетрадки и учебники на бумажках и учила премудростям своих любимых наряженных под принцесс кукол.

А вот у меня в душе зародилось смутное беспокойство. Чего-то не вполне доброго ждала я от школы. Только мои собственные убеждения заставляли меня думать о школе ровно и оптимистично, в то время как в глубине сердца жила какая-то странная настороженность.

Но Аню испугать было абсолютно нечем. Первого сентября она пошла в первый класс наряженная в свежекупленный форменный пиджак, так смешно подчёркивающий её худобу, и с огромным букетом гербер. Сердце моё успокаивалось, когда я смотрела на то, как Аня счастлива и как она готова идти в жизнь с гордо поднятой головой.

Но всего через две недели Анина эйфория в отношении школы подошла к концу. Моя всегда весёлая и оптимистичная Анечка начала грустить, плакать, симулировать болезни и всячески избегать рассказов о школе. Когда я попробовала поговорить с ней начистоту, Аня призналась, что в школе «все какие-то не такие». Мне очень долго пришлось выуживать из не то, что именно ей кажется не таким, но, по-видимому, из-за такого воспитания, которое я дала Ане, она даже не могла толком подобрать нужный эпитет.

-Злые они все, - заключила Анечка с отчаянием, и я испугалась. Аня с детства никогда не говорила ни о ком таких слов. Даже когда папа, придя с работы, ворчал, Аня объясняла это тем, что папа устал. А теперь? Злые? Аня никогда и никого не обвиняла в злости.

Я решила осведомиться о проблемах поподробнее. Аня сначала не хотела, но потом с отчаянием выложила мне, что девочки в её классе шепчутся у неё за спиной о её оценках, и даже «обсуждали мои колготки», как с горем призналась мне Анечка.

-Я хочу с ними дружить, а они нет, - жаловалась она, - Мама, почему они так? Что я им сделала? Разве я не хочу им добра?

Тут-то я и поняла, что мои собственные взгляды на мир, на жизнь, на людей, которые я передала Ане, встали в разрез с поведением других людей. Аня, как ребенок, следовательно, человек более тонкий и ранимый, почувствовала это первой. По-видимому, я сама тоже часто встречалась с не очень добрым отношением людей к себе, но закрывала на это глаза и вытесняла подобные дурных эмоции. Аня же сделать этого просто не смогла из-за своей наивности.

Право, я даже не знала, как мне помочь Ане. Она смотрела на меня с таким отчаянием, так хотела получить ответ на то, почему девочки не хотят с ней дружить, а я ничего не могла ей ответить. Всё, что я сказала бы, Аня немедленно отфильтровала бы, потому что с самого рождения она привыкла к тому, что люди все – добрые и отзывчивые.

Но теперь я поняла, что надо было сделать отступной манёвр и с самого начала попробовать предположить то, что люди бывают разными. Что не всегда на добро отвечают добром. Что люди пусть и не все злые, но есть очень много странных, которые не привыкли делать добро. Так я всё и постаралась донести до Ани, но я видела, что она отнеслась к этому не очень доверчиво. Просто сказанное мной сейчас очень сильно расходилось с теми представлениями, которые Аня получила в раннем детстве.

Перестройка основных жизненных ценностей проходила трудно и больно. Я просила Аню рассказывать о том, как ведут себя её одноклассники, и мы вместе пытались это анализировать. Мало-помалу, Аня научилась воспринимать мир адекватно. Она уже ничего не идеализировала, но по-прежнему не пыталась обвинять людей в черствости. Я поняла одно: воспитание ребёнка не может быть односторонним. Оно должно строиться на многих аспектах, и включать в себя так называемые риски, как в бизнесе.

Оксана Пушкарёва, 32 года, г. Москва

Комментарий психолога Ирина Стропилина: Рассказанная Оксаной история о дочери и её воспитании о многим позволяет задуматься. Ведь на свете очень много людей, которые утверждают, что зла в мире нет, что идёт оно непосредственно от самого человека, если он смотрит на мир с агрессией и озлобленностью. Мало того – до утверждения подобных вещей доходят и некоторые психологи.

Это не совсем верный подход. Пример Ани показал нам то, что однобокое воспитание породило не вполне верное представление о мире. Полученной в детстве информации не хватило Ане полностью понять и осмыслить поведение людей, выходящее за рамки её понимания. Девочка в таком раннем возрасте уже вступила в конфликт с собой.

Многие люди неверно трактуют действительность как что-то или светлое, или тёмное. Перекос в любую из этих сторон губителен. Мир разный, и люди там разные, и ведут они себя абсолютно неодинаково. Поэтому и любое воспитание должно в первую очередь строиться на том, чтобы показать ребёнку мир во всех его проявлениях, а не воспитывать из ребёнка принцессу или маленького принца.

 

Поделиться
Комментарии
Чтобы оставлять комментарии используя стандартную форму, необходимо войти или зарегистрироваться.

Так же вы можете оставить комментарий используя форму "Вконтакте"


Новое в детской галерее
МРТ
Кабинет детского стоматолога
Игровая зона на втором этаже клиники
Эхо-КГ сердца детям
Лор кабинет
Регистратура Детской поликлиники Литфонда
Марго
Папа
теннис дети
Флористический мастер-класс
Фруктовый мастер-класс!
Провожу фруктовые мастер-классы для детей
Алиса
Маргорита
Влада